Сделала вот список ответов на очень распространённые вопросы касательно меня, моего активизма и вообще всей моей деятельности.

Ты мужененавистница?
Нет, и я не приветствую на своих площадках распространение ненависти, даже реакционной. Для этого есть другие площадки, персональные страницы и т.д. Вы мужчина и не ведете себя, как мудак, осознаете, что мы все сексисты и выступаете против этой фигни? Я вас обнимаю и конечно же не ненавижу! Я ненавижу сексизм и токсичную маскулинность, систему, которая формирует эти взгляды, а также мужчин, в поведении которых это проявляется. Если вам кажется, что ненавидеть насильников, тех, кто унижает и не воспринимает женщин за людей, гомофобов, трансфобов, расистов — это не ок, то это очень странно, и скорее всего вам не стоит следить за моей деятельностью. А еще моя ненависть — это просто эмоция. Она никак не закреплена институционально, в отличие от мизогинии, и никак этим людям не вредит.

«Абсолютно естественно реагировать негодованием и ответной агрессией на оскорбления, сексизм и насилие со стороны других людей. Когда мы прямо указываем на недопустимое поведение, вместо того чтобы привычно проигнорировать его, то нас клеймят «мужененавистницами», чтобы обесценить наши слова и выставить нас неадекватными».
(с) Check Your Privilege


Ты за легализацию проституции?
Нет! Есть 4 основных государственных подхода к проституции — криминализация, частичная криминализация, легализация и декриминализация. Вот краткий и ёмкий материал, сравнивающих все четыре модели — тыц. Это именно законодательные подходы. Есть также общественные институты и структуры, которые непрямую не адресуют секс-индустрию, но оказывают на неё большое влияние — например, полиция, детские дома, медицина, неработающий институт по обеспечению сирот, достигших 18-летия, жильем.

Статус кво по всему миру такой, что вокруг коммодификации секса существует огромная стигма, влекущая за собой дискриминацию секс-работниц (что влияет на получение ими медицинской помощи, делает очень трудным смену деятельности и отражено в культуре — такие повседневные фразы как «чё ты накрасилась, как проститутка» скорее всего были услышаны каждой женщиной хоть раз в жизни), и с этим явлением сопряжены такие проблемы, как насилие и секс-траффикинг. Также секс-работницы не могут обращаться в полицию или суды за защитой своих прав, потому что их деятельность в большинстве стран частично или полностью криминализирована.

Чтобы изменить статус-кво, действий государства недостаточно: требуется комплексный и интерсекциональный подход, в том числе к дискуссиям на эту тему. Не должно быть патерналистских разговоров, не должно быть присвоения, весь активизм должен отвечать принципу «ничего для нас без нас». Есть активистки секс-работницы, как SWARM, я предпочитаю изучать и поддерживать такие объединения и параллельно читать современные исследования на эту тему. На основе многолетнего изучения этого вопроса как в академической среде, так и в активистской от лица секс-работниц, у меня есть позиция.

Я выступаю за декриминализацию проституции, за защиту прав секс-работниц, за уменьшение стигмы вокруг их деятельности. Отвлеченные дискуссии людей, которым чужд этот опыт, а-ля «давайте обсудим, какая модель лучше» и красящих всех в один цвет или лепящих на всех ярлык «жертва изнасилования» часто не только неэффективны, но и усугубляют стигму, что негативно отражается на жизнях как секс-работниц, так и жертв секс-траффикинга. Я не думаю, что защищать права людей можно, одновременно их ограничивая, и что можно обсуждать, как лучше распоряжаться чужими жизнями с незнакомым тебе опытом, что-то кому-то запрещать и использовать язык уровня «подстилка патриархата», поэтому я не сторонница других моделей и подобных дискуссий на эту тему. Я также поддерживаю деятельность организаций и активисток, работающих непосредственно вместе с секс-работницами, помогающих им защищать свои права, а также старающихся провести институциональные изменения, адресующие отсутствие выбора у некоторых категорий населения.

Что ты думаешь про радфем?
Обычно, когда об этом спрашивают, имеют в виду радфем в интернетике, и в интернетике он часто трансфобный и включает травлю разных других активисток, так что я держусь от этого подальше. Так-то я отношусь к радикальному феминизму спокойно и уважительно, как к одному из этапов развития феминистской теории, как к одной из повесток, которая комфортна и полезна определенным социальным группам. Я твёрдо убеждена, что феминизм — это горизонтальное движение, и нет более правильных и менее правильных феминисток. Нет смысла в войнах «радфем против интерсек», никто не более прав. Я интерсекциональная феминистка и мне очень важен интерсекциональный подход в активизме. Если вам хочется изучить радикальный феминизм, just google it.

Ты снималась в порно?
Нет, я не снималась в порно. Да, эта женщина немножко похожа на меня, как и много других женщин. Вы задолбали мне этот ролик присылать, я не такое люблю.

Гендергепы и феминитивы?
И то и другое — это клёво.

Ты веганка?
Нет, но я поддерживаю веганство и против эксплуатации животных.

Почему ты тогда не веганка?
По причинам. 

Почему тебя так много хейтят?
Потому что я феминистка и потому что у меня есть видео о том, что пиздить чужие иллюстрации и стирать с них подписи авторов — это плохо.

Почему феминисток хейтят?
Потому что феминистки хотят изменить положение дел в обществе и избавиться от сексизма и других систем дискриминации, чтобы все были равны и всем было хорошо жить. Многим людям нравится всё как есть и нравится сексизм, а ненависть и агрессия по отношению к женщинам в принципе нормализована — поэтому многие ненавидят феминисток. Ещё многим людям не нравится всё как есть, но они думают, что в этом виноваты феминистки. На самом деле в этом виноват сексизм, и феминистки хотят от него избавиться. Вот такое вот недопонимание.

Где и чем рисуешь?
Photoshop + Wacom Intuos Pro, Procreate + Apple Pencil.

На что снимаешь видео и в чём монтируешь?
Камера Canon G7X, монтаж Final Cut Pro, микрофон — айфон или Zoom H1.

Какая у тебя укулеле?
Lanikai LU-11 Soprano и ещё одна, но они не платили за рекламу на сайте, ха-ха-ха. Ищите под видео.

Если ещё есть вопросы, попробуйте найти ответ на них в интервью, которые я давала. Кликайте сюда, да!